Шоу бизнес 

Тимур Мирошниченко:

Тимур Мирошниченко точно знает, как начать утро так, чтобы день сложился наилучшим образом. У него есть свой секрет хорошего настроения и он может спать везде, где только можно.

В рамках спецпроекта журнала Viva! «Утро со звездой», созданного при поддержке Philips, мы узнали, как же начинает свой день один из самых красивых мужчин Украины. 

Тимур — не только талантливый ведущий, но и любящий муж, а также открытый человек, который не боится быть откровенным.О курьезах, которые случаются с ним по утрам, о бьюти-процедурах, экспериментах со внешностью и любимой жене Тимур рассказал ранним и снежным субботним утром марта.

— Рада видеть тебя ранним утром в таком отличном настрое. А в каком настроении ты обычно просыпаешься?

— В хорошем! Но в лучшем проснулся бы, если бы вставал не восемь утра, а в районе обеда, например.

— Твое утро каждый день начинается в восемь?

— Мое идеальное время – десять. Но такое бывает не часто. А вообще будильники стоят с пяти утра до двенадцати, каждые полчаса. Выбираю вечером нужное время и просыпаюсь в зависимости от рабочего процесса. Если переезды, перелеты, то это может быть и три, и четыре утра.

— А поваляться в кровати любишь?

— Редко, но могу, конечно. Это вообще мое любимое дело.

— Любишь чай или кофе?

— Кофе! Много, много кофе. Могу четыре-пять чашек в день выпить. Понимаю, что плохо, вредно, но люблю.

— А чем обычно завтракаешь?

Сейчас ем, что жена приготовит. В последнее время она меня на овсяночку подсадила. Прививает правильный образ жизни. До этого я на завтрак мог съесть даже шашлык – это для меня был главный прием пищи. А все потому, что потом поесть я мог на следующий день или поздно ночью. Так что отзавтракать для меня важно хорошо.

— Самое необычное место, в котором ты просыпался?

— О, таких много было… Я вообще, когда есть такая возможность, сплю в любых местах. В самолет сажусь – еще до взлета засыпаю, в поезд – еще до отправления, билет так держу, чтобы контролер уже сам просканировал. В машине, если не за рулем, тоже люблю поспать. Такая вот хорошая привычка профессиональная. Ведь кто его знает, когда в следующий раз отдохнуть получится. Вот, например, несколько лет назад мы вошли в книгу рекордов Гиннеса, когда на Первом канале вели прямой эфир 120 часов подряд. Тогда я себе обустроил спальное место в кабинете под столом.

— Любишь свое отражение в зеркале с утра?

— Спокойно к нему отношусь. В зеркало я смотрюсь уже после душа. Хотя у меня в ванной здоровенное зеркало на всю стену, и не смотреться в него невозможно

— Твое рекордное время для выхода из дома?

— Минуты четыре. У меня как-то был утренний прямой эфир, и будильники мимо меня прошли. И вот я быстро собрал вещи, взял с собой зубную щетку. На душ и умывание времени не было совсем. Вылетел и со скоростью километров 160 помчался на канал. За мной, естественно, погналась полиция. Но я понимал: если сейчас остановлюсь – все, хана, на эфир не успеваю. Они за мной гнались практически до канала, настигли на светофоре уже почти у цели. Я им и говорю: «Мужики, у меня через 12 минут прямой эфир. Хотите – поехали за мной, я отработаю, выйду, и тогда уже все решим». Они наверное от такой наглости опешили, за мной дальше не поехали уже. Но весь «лексикон» в мою сторону я услышал.

— Ты отращиваешь бороду потому что это сейчас модно или потому что жене нравится?

— Я ее отращиваю уже больше 10 лет. Но жене нравится! Причем я был первый бородач, который ей понравился.

— Это любовь! А как ухаживаешь за бородой?

— До «Евровидения» – сам. Тогда вообще все было значительно проще. За несколько месяцев до конкурса стилисты мне посоветовали отпустить «нормальную бороду»,  и я несколько месяцев вообще ее не трогал. Они мне создали нынешний вариант и мне понравилось! Но «Евровидение» закончилось, все стилисты уехали, и я начал думать что мне теперь с этим делать.

— Раньше бритье в салонах было культурой, это настоящая церемония…

Да! Я вот теперь раз в неделю обязательно хожу в офигительное место, «Барбершоп». Классное пространство, чисто мужское. Эти полчаса – настоящая терапия.

— А за границей доводилось бывать в подобном месте?

— Вот недавно был в свадебном путешествии во Вьетнаме, и борода начала отрастать конкретно. И с моими бородатыми друзьями поехали искать какой-то местный барбершоп. И для сравнения, и побриться – привести себя в порядок.

— Все живы остались?

— В итоге да. Мы погуглили, нашли по отзывам место с самым высоким рейтингом. Еле нашли его, добирались пешком, по улочкам шириной метра полтора. На машине туда в принципе доехать невозможно. Вокруг колоритные двухэтажные построечки, аутентичный район. В салоне все стены разрисованы, играет какой-то вьетнамский хип-хоп. И вот ты такой заходишь, берешь талончик, садишься в очередь, в которой и мужчины, и женщины – все подряд. И тут началась самая беда. Я там в принципе не видел ни одного бородатого вьетнамца. Борода для них это шок. Конечно, они делали вид: «да, мы такие крутые, сейчас разберемся», но побрили отвратительно.

— А процедура была хоть какая-то? Полотенце там горячее….

— Нет конечно! Тупой опаской по сухому, у меня все шея в крови была!

— О Боже!

— И нет никаких антисептиков, ничего! А на улице +32. Мы еле нашли аптеку чтобы просто обработать все. У меня даже шрам остался.

— Вот это опыт.

Да, из области «жив остался – и на том спасибо». Я приехал в Киев и первым делом сразу к своим: «Исправляйте эту жесть!» (смеется).

— А каким был твой самый неудачный эксперимент со внешностью?

— Ну, тогда мне казалось, что он был удачным. В школе, а это было конец 90-х – начало 2000-х, мы все экспериментировали, как могли. У меня была блондинистая челка, я уговорил маму, и она сама мне ее покрасила. Мне кажется, в те времена я был самым модным в школе.

— А папа что сказал?

—  Сказал: «Это пройдет».

И напоследок самый интимный вопрос. В чем ты спишь?

— Ни в чем (улыбается).

— Ух ты!

— Да, вот так!

Источник

Related posts

Leave a Comment